Куда потратить $750? Вопрос нетривиальный для Банка Швейцарии | Финансы

Центробанк  Швейцарии хранит свои огромные резервы в различных иностранных активах – однако некоторые считают, что часть этих средств следует вернуть на родину. По мнению ряда политиков и экономистов, обширные резервы ШНБ сослужат швейцарской экономике куда более лучшую службу, если инвестировать их в суверенный фонд национального благосостояния. Результатом усилий регулятора по ослаблению франка стало разрастание размера резервов ЦБ Швейцарии в акциях, облигациях и наличных денежных средствах до $750 млрд. Это стало причиной оживленных дебатов внутри страны на тему того, как следует поступить с этими запасами, и чьи это вообще деньги.

На данный момент они находятся в распоряжении ШНБ, который принимает решения относительно инвестирования этих средств по всему миру – за исключением самой Швейцарии.  Так, например, по состоянию на конец марта регулятор вложил $2.7 млрд в акции Apple Inc. Однако, как считают некоторые законодатели и многие экономисты, необходимо, чтобы независимый от ЦБ фонд национального благосостояния инвестировал часть этих средств в национальную экономику. В прошлом году прибыль ШНБ составила 24.5 млрд франков ($25.4 млрд), или примерно $3,000 на каждого жителя Швейцарии.

По теме: Японцы подыграли Банку Швейцарии и столкнули франк в пропасть

При этом Банк Швейцарии не единственный Центробанк, делающий деньги. В прошлом году портфель облигаций принес Федрезерву прибыль в размере почти $100 млрд. Центробанки Еврозоны тоже работают в плюс, но передают львиную долю этих доходов в государственную казну.  Текущее соглашение между ШНБ и правительством Швейцарии, срок действия которого истекает в 2020 году,  предусматривает распределение прибыли в размере 2 млрд франков ежегодно. Основную часть этой суммы Банк вкладывает в буферный резерв для защиты от потенциальных убытков, подобных тем, что ЦБ понес два года назад, когда курс франка стремительно вырос.

 Однако более 20-ти швейцарских парламентариев требуют пересмотра условий этого соглашения. В июне они поддержали инициативу депутата от социалистов Сюзанн Лойтенеггер Оберхольцер об использовании части этих резервов и приносимой ими прибыли фондом национального благосостояния. В отличие от ШНБ, который инвестирует средства лишь в нешвейцарские активы, фонд может вкладывать деньги в экономику страны, стимулируя ее рост в долгосрочной перспективе, считают сторонники этой идеи.«Часть валютных резервов или хотя бы приносимой ими прибыли должна отныне инвестироваться в соответствии с интересами общества и будущих поколений, в том числе в инфраструктуры и стратегически важные отрасли», — говорится в законопроекте.

 Впрочем, на данный момент его шансы стать законом весьма призрачны. ШНБ скептически относится к этой идее; органы исполнительной власти также хотят, чтобы деньги оставались в руках ЦБ. И, тем не менее, обсуждение этой темы будет продолжаться, особенно если резервы регулятора будут приносить ему еще большую прибыль. Причиной такой успешности ШНБ является высокая заинтересованность иностранцев в безопасных швейцарских активах, что побуждает их вливать в Швейцарию огромные деньги. Для того чтобы удержать франк от ралли, которое нанесло бы удар по национальным экспортерам, ЦБ печатает и продает франки. В результате он получает огромные объемы иностранных активов, достающихся ему практически даром. Регулятор отказался от комментариев в отношении последней законодательной инициативы, однако в прошлом он возражал против подобных предложений. Наличие беспрепятственного доступа к резервам дает ШНБ возможность сократить размер своего баланса в случае необходимости ужесточения монетарной политики. «Перевод части этих резервов в фонд национального благосостояния ограничил бы способность Центробанка реализовывать монетарную политику», — подчеркнул представитель ШНБ по связям с общественностью, обсуждая  идею суверенного фонда.

По теме: Кто в Европе грешит валютными интервенциями?

Кроме того, продажа акций Apple и конвертация выручки в CHF для поддержки таких проектов, как, например, строительство дорог или мостов, способствовала бы укреплению франка, что идет вразрез с целями самого Банка. В декабре Федеральный совет Швейцарии – высший орган исполнительной власти страны — отверг предыдущее аналогичное предложение, мотивировав это тем, что Центробанк и без того разумно управляет находящимися в его распоряжении резервами. Осенью правительство вынесет свой вердикт в отношении нового законопроекта.  Дело в том, что оно не может просто забрать резервы у ШНБ – ему придется каким-то образом возмещать эти средства регулятору, например – посредством эмиссии долговых обязательств. Однако оно может по своему усмотрению использовать будущие прибыли ШНБ, передаваемые властям.

В других странах существуют суверенные фонды национального благосостояния, посредством которых Норвегия, например, распоряжается своими нефтяными доходами, а Китай и Сингапур управляют валютными резервами. Швейцарию отличает от них тот факт, что франк является для страны не просто валютой – он ведет себя скорее как сырьевой актив вроде нефти или золота.  Его устойчивость во времена глобальных потрясений и неопределенности уже прошла проверку на прочность благодаря процветающей экономике и низким показателям долга Швейцарии. «Франк представляет собой некий виртуальный сырьевой ресурс, и генерируемое им богатство должно распределяться между всеми гражданами страны, а фонд национального благосостояния является оптимальным средством такого распределения», — писал еще в 2015 году  профессор Швейцарской высшей технической школы Цюриха Дидье Сорнетт.

По итогам 1-го полугодия прибыль ШНБ составила 1.2 млрд франков – несколько ниже обычного, поскольку ослабление доллара нейтрализовало эффекты укрепления евро.  Кроме того, регулятор получает доход в виде процентных и дивидендных выплат.  Однако настоящий бум может произойти в случае более широкомасштабного ослабления франка по всему спектру рынка и начала продажи регулятором  иностранных акций и облигаций, которыми он владеет, для поддержки курса национальной валюты. Такой перевод нереализованной бумажной прибыли в реальные деньги может в течение трех лет генерировать 40-50 млрд франков, считает Дэниел Колт, главный экономист UBS, комментируя перспективы подобного медленного сокращения размера баланса ЦБ. По его мнению, следует использовать эту прибыль в качестве стартового капитала для фонда благосостояния.

По теме: Норвегия. Как потратить 882 млрд долларов?

В этом году евро укрепился против франка на 7.4%, а доллар ослаб против швейцарской валюты за тот же период на 4.7%, хотя в июле ему удалось немного укрепиться против франка. Усложняющим фактором здесь является тот момент, что стоимость активов ШНБ – в силу того, что они являются иностранными – колеблется вместе с курсом франка.  Тот же Федрезерв, например, является владельцем номинированных в долларах казначейских и других облигаций, поэтому колебания курса доллара никак не отражаются на прибыли ФРС. Аналогичное верно и в отношении Еврозоны.

В июле это сыграло на руку Швейцарии, поскольку рост курса евро привел к резкому и существенному повышению стоимости европейских активов ШНБ. Однако большими непредвиденными прибылями  сложно распоряжаться. В этой связи Колт предупреждает о необходимости уберечь такие деньги от политиков, готовых растратить их за одно, ныне живущее, поколение.

Подготовлено Финансы по материалам издания The Wall Street Journal Источник: Финансы — Новости рынка Форекс

Читайте также:


Комментарии запрещены.

Информационный портал Аkimataktobe.kz
Статистика
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru